Дети улицы » Мой малыш. Воспитание и развитие ребенка. <

Дети улицы

Беспризорные дети

Беспризорные дети

Девять вечера, Сиховский район Львова, супермаркет “Сельпо”. На улице уже не так людно, только одиночные горожане спешат  на закупы к магазину. “Нам больше не стоит здесь стоять, все равно детей не встретим. Недалеко стоит патрульная машина, а бродяжки, как только увидят патрульных, сразу разбегаются”, – говорит руководитель проекта “Мобильная помощь детям, которые очутились в особенно тяжелых обстоятельствах” благотворительного фонда “Каритас – Львов УГКЦ” Степан Вовк, с которым мы отправились на поиски беспризорных детей.

Поэтому едем дальше. Следующий пункт – рынок “Санта-Барбара”. Здесь значительно больше людей, особенно молоди. А вот и несколько детей лет 12-13. Да, это именно те, кого мы ищем. Распознать их достаточно просто – ходят небольшими группами, легко, как для февраля, одетые.

Когда дети подошли к киоску, чтобы что-то купить, мы попробовали с ними поговорить, и это оказалось достаточно сложно. На контакт они не хотят идти и на предложение попить горячего чая категорически не соглашаются, хотя с абсолютной уверенностью можно сказать, что мальчики сильно замерзли.

Не поговорив с детьми, пытаемся хотя бы что-то узнать от продавцов цветов, которым они помогали. Женщины оказались достаточно коммуникабельными и рассказали много интересного. Эти мальчики и в самом деле из неблагополучных семей, они часто слоняются улицами,  пытаются где-то подработать, и продавцы не слишком охотно соглашаются на их помощь. Пока разговаривали, заприметили еще двух девочек – лет 9-12, которые в десять вечера шли сами улицей. Как рассказали продавцы, девочки живут недалеко, их родители злоупотребляют алкоголем, за детьми, а их в семье много, никто не присматривает. “Бежать за девушками не будем, потому что они испугаются и убегут, – говорит С. Волк. – Попробуем с ними поговорить позже”. Узнав от продавцов, где живут девочки, отправляемся туда. И в самом деле, незадолго к дому подошли две  девочки. По внешнему виду  сразу можно сказать, что родители о детях совсем не заботятся – грязные волосы, давно не стираная одежда. А о такой вещи, как компьютерные столы в детской комнате и вообще о наличии детской комнаты у этих детей – и говорить не приходится. Мы предложили детям печенье, которое они охотно взяли, и на вопрос, имеют ли что есть, заявили, что имеют, им всего хватает, и сразу поспешили домой.

Вечерние выезды улицами Львова работники фонда организуют несколько раз на месяц. Они не вылавливают бродяг, а пытаются наладить с ними контакт, больше узнать о них и попробовать помочь им вернуться с улицы до нормальной жизни. В рейды никогда не выезжают с пустыми руками,  всегда берут одежду, еду, медикаменты. “Эти дети очень настороженно относятся к взрослым. Поэтому сначала нужно наладить с ними контакт. Мы не милиция, поэтому не можем силой их забрать. Да и, в конечном итоге, силой здесь ничего не сделаешь. Пытаемся достучаться к их сознанию. Если удастся хотя бы с одним ребенком подружиться, то можно поладить и со всей группой”, – рассказал Степан Вовк.

Почему манит неизвестность?

Улица притягивает детей по различным причинам. Одни идут из семей, потому что им надоедают постоянные ссоры родителей-алкоголиков, семейное насилие, другие не могут найти общего языка с мамой или папой, а кое-кто – просто хочет убежать из-под родительского крыла во взрослый мир. Но есть и такие, в которых любовь к улице – в крови. Как рассказал Тарас Гурей, начальник отдела по делам несовершеннолетних Львовского городского совета, в его практике случались случаи, когда среди беглецов были дети возрастом 5-6 лет, а когда их возвращали домой, они снова и снова искали приключений. “Несколько лет назад у нас была девочка, которая с пяти лет начала убегать из дома. Сначала думали, что у нее проблемы с родителями, и оказалось, что мать была социально благополучной женщиной, она во второй раз вышла замуж, имела еще одного ребенка, и старшая дочь дома не держалась”, – говорит Тарас Иванович.

Дети, которые попадают на улицу, по-разному к ней приспосабливаются. Некоторые уже после нескольких бессонных ночей на холоде и в голоде возвращаются к родным стенам. Однако если несовершеннолетний пробудет на улице несколько месяцев, то эта жизнь затягивает его настолько, что повернуть беглеца домой очень сложно. Если складываются благоприятные обстоятельства, они начинают чувствовать себя независимыми, “хозяевами собственной судьбы”. Среди таких детей, как и среди бродяг, действует один закон – закон силы. Я – более сильный, следовательно, я здесь главный, а об уважении к старшим и языка не может быть. “Деть, которые прожили на улице несколько месяцев, часто попадают под влияние преступных организаций. Они становятся профессиональными попрошайками и в свои 8-10 лет знают, что такое нюхать клей”, – говорит Степан Вовк.

По данным представителей фонда и управления по делам несовершеннолетних, в ряды  попрошаек чаще всего попадают дети из неблагополучных семей (семьи алкоголиков, наркоманов, неполные семьи и другие). За свой небольшой возраст они видят, а не редко чувствуют на себе столько жестокости, агрессии, грязи, насилия, что улица их не пугает. А агрессия, которую они раньше чувствовали, теперь становится нормой их жизни.

Достучаться к сознанию

Во Львове, как рассказал Тарас Гурей, есть 21 ребенок, склонные к попрошайничеству.. Эти дети постоянно находятся в поле зрения стражей порядка и социальных работников.

Одним из пунктов спасения детей из социально неблагополучных семей Львова является “Социальный центр для детей”, который учредил Благотворительный фонд “Каритас – Львов УГКЦ”. По словам С. Волка, в центре есть три десятка детей преимущественно школьного  возраста – от 7 до 13 лет. “Сюда мы приглашаем тех, кто чувствует себя неуютно в семье, кто не имеет друзей, в которых есть проблемы или недоразумения с родителями”, – рассказывают работники центра. Здесь дети учат уроки, отдыхают, овладевают компьютером. Кроме этого, с ними работают воспитатель (сестра-монахиня), медик и психолог, которые пытаются помочь преодолеть ребенку страх, отчаяние, развязать проблемы, наладить контакт с родителями. “Когда начинаешь работать с детьми, которые пережили насилие или были свидетелями постоянных конфликтов в семье, то видишь, что найти у ребенка доверие к взрослым, помочь ему открыться достаточно сложно. Очень часто дети боятся  рассказывать о своих бедах другим, потому что беспокоятся, что об этом узнают родители, и будут ругать их за такой поступок”- рассказывает психолог центра Ярослав Бойко. И главная цель, которую ставят перед собой работники центра -  помочь детям и родителям преодолеть неурядицы, которые возникли в их семье. Потому что, какими бы плохими не было родителей – их никто не заменит.

Елена Галинович