Фрейд: критики и сторонники » Мой малыш. Воспитание и развитие ребенка. <

Фрейд: критики и сторонники

СонДалеко не все современники Фрейда соглашались с его теорией. Одним из скептиков был философ Людвиг Виттгенштайн, который удивлялся, что Фрейд так детально анализирует во всех возможных снах сексуальные мотивы, вместе с тем нигде не описывает эротичные сны, хотя последние “случаются так же часто, как идет дождь”.

Джордж Оруелл не согласился с теорией цензирования снов, согласно которой подсознание превращает слишком травматические сны в более приемлемые для психики, в обяснении которых может помочь сонник: “Зачем мне во сне стыдливо скрывать от себя те сексуальные импульсы, о которых я после пробуждения могу говорить открыто?”

Фрейду закидывали общую противоречивость его теории, а также то, что он лишил сексуальность как демонизма, так и эротичной привлекательности, инструментализував ее.

Период расцвета психоаналитической практики Фрейда обрывается увлечением Австрией нацистами. Знаменитый врач сначала не намеревается эмигрировать, но его пытаются лишить всего имущества и бросить в тюрьму вместе со всей семьей. Поэтому после 78 лет жизни в Вене Фрейд, оплатив огромный выкуп, выезжает в Лондон, где после длительной борьбы с раком просит своего врача об убийственной дозе морфия. Врач выполняет его просьбу. Четырех из пяти сестер Фройда так и не удалось вывезти, и они погибли в концлагере.

Большинство фрейдистов, учеников метра, во время войны эмигрировали за океан, и страна, в которой теорию Фрейда в свое время назвали большой ошибкой, радостно их приняла и сделала светилами медицины. Успеху не мешало даже то, что большинство немецкоязычных эмигрантов не слишком хорошо владели английским. О тогдашних рефератах таких научных работников говорили: “Всем понравилось, правда, никто не понял”.

Психоаналитики становились популярными уже потому, что были упорными врагами жестокой “биологистической” психиатрии, после которой пациенты, изуродованные электрошоком и лоботомией, возвращались в свои семьи доживать в вегетативном несознательном состоянии. Аналитики противопоставляли этому тезис, что каждый человек имеет психические проблемы, а у действительно больных эти проблемы просто обострены и преодолевать их нужно с помощью анализа. Понятное дело, понять сложные термины психоанализа, а также поверить в эффективность этой терапии могли лишь образованные пациенты. Поэтому психоанализ медленно стал терапией для богатых. А когда-то не слишком зажиточные психиатры вдруг превратились в высокооплачиваемую элиту медицины.

К психоаналитикам начали обращаться не те, кто почувствовал себя больным, а те, у кого “есть проблема”. А поскольку на протяжении жизни у каждого рано или поздно появляется какая-то проблема, то каждый и является потенциальным кандидатом на место на плюшевой кушетке. Другими словами, здоровым можно считать только того, кого недостаточно внимательно проанализировали.